Христианское чтиво

Книгообзор N16


сила божия и немощь человеческая, сергей нилус

Сергей Нилус «Сила Божия и немощь человеческая»

Книга представляет собой сборник историй из монастырской жизни XIX века. Нилус выступает как составитель и редактор этих документальных свидетельств.

Первой и центральной частью книги являются записки игумена Феодосия (Попова), собранные по материалам архива, созданного во времена расцвета Оптинского монастыря и великих старцев – преподобных Макария и Амвросия. Язык повествования для современного человека непривычен, но стоит в него погрузиться, как будто переносишься в описываемое время.

Жизнеописание Феодор (в монашестве Феодосий) начинает с истории своих пращуров эпохи Петра I. Потом переходит к описанию детства, а затем – трудного и извилистого пути реализации мечты о монашестве. Довольно значительную часть занимают воспоминания об иночестве в Свято-Троицком Лебедянском монастыре. Просто и бесхитростно ведется удивительное повествование это о людях, о событиях, о душе человеческой и о силе Божией, над всей их немощью совершавшейся, и сам будущий игумен восстает перед читателем во всей яркости своего духовного облика. Описываются не только светлые стороны монашества, но и весьма прискорбные его представители. О последних говорится так:

«Не блазнись тем, что будет изображено в этой части летописи моего недостойного монашества, а старайся назидаться для душевной твоей пользы и для пользы того великого призвания, которое именуется иночеством и которое может подниматься при добром управлении до высот Оптинских, едва достижимых человеческому духу, но зато и падать под руководительством недостойных до низин Лебедянских. Но помни, дорогой мой читатель, что и на этих низинах есть спасающиеся и мир спасающие, тот спасающие мир, который их презирает и гонит... Помни все время, пока читаешь мое повествование, дорогой мой читатель, что я – летописец, а не судья, и разумей, что, описывая монастырское нестроение, я не монастыри обвиняю, а человеческую немощь, поддающуюся диавольскому соблазну, когда ей так было бы легко, с помощью благодати Божией, отражать нападение невидимых врагов; стоило бы лишь строго держаться святоотеческих заветов и богомудрого старчества. Смотри, как при тех же людях, и с теми же их немощами, и при действии тех же враждебных сил цвела в то время да и теперь, благодарение Богу, процветает Оптина Пустынь и другие высокие обители Российские, где введено и держится старчество. Где Старец, которому всякий инок обязан открывать ежедневно свои помыслы, ради Христа, Которому он служит и ради христианского совершенствования, там вот тебе уже те Евангельские "двое", посреди которых Господь обещал невидимо присутствовать. Это уже – Церковь, которую и врата адовы не одолеют. Где же там безвозбранно действовать лукавому?.. Не то в обителях, подобных Лебедянской, какой она была в мое время...».

Рассказ игумена Феодосия обрывается на моменте его перехода из Лебедянского монастыря в Оптину Пустынь.

Вторая часть книги связана с первой только тематически. Ее составляют 8 историй: "Самоотверженная Игумения", "Несчастный", "Из Mиpa Божественной Тайны", "Свидетельство Живой Веры", "Христос Воскресе!", "Вражья Сила", "Марко Фраческий", "Повесть о Пяточисленных Молитвах". К ним примыкают еще три текста: автобиография игумена Мануила (в схиме Серафим), составленная Сергеем Нилусом по материалам, собранным послушником Саввою Буренком; записки монахини Иларионы Лихаревой; дневниковые записки иеромонаха Даниила (Болотова).

Книга будет интересна, прежде всего, православному читателю.