Христианское чтиво

Книгообзор N12


толкование на апокалипсис, андрей кесарийский

Андрей Кесарийский «Толкование на Апокалипсис»

Известный профессор-богослов Александр Беляев отмечает: «Андрей, Архиепископ Кесарийский, учитель церкви пятого века... Хотя Андрей и не причислен Церковью к лику святых, тем не менее его "Толкование на Апокалипсис" есть самое авторитетное из всех толкований на эту книгу, потому что во многих случаях он основывался на учении св. Отцов: Иустина Мученика, Григория Богослова, Кирилла Иерусалимского, Епифания Кипрского и особенно Мефодия Патарского, которому он особенно часто и предпочтительно следовал. Это последнее обстоятельство очень важно, потому что Мефодий сам написал Толкование на Апокалипсис, но оно, к сожалению, до нас не дошло, и мы только в творении Андрея имеем мысли из Толкования на Апокалипсис этого авторитетного отца Церкви. Важны не отдельные только мысли, заимствованные Андреем у Мефодия, а еще то, что сочинения Мефодия оказали влияние на самый дух и характер толкования Андрея и на решение многих важных и темных вопросов. Толкование Андрея и само по себе имеет большие достоинства» (О безбожии и антихристе, прим.75).

Сведений о деятельности Андрея Кесарийского не сохранилось, примерная дата его жизни выводится по косвенным свидетельствам цитируемых им источников. В своем «Толковании» Андрей со ссылкой на св. Ипполита Римского замечает, что «пять [тысячелетних периодов от Сотворения мира] уже прошли, шестой, в который и видел сие Апостол [Иоанн Богослов], еще продолжается, а следующий и за шестью веками [т.е. тысячелетиями] седьмой еще не наступил, но когда придет, продолжаться будет не долго» (глава 54), и, развивая эту мысль, пишет: «Сим, полагаю, знаменуется, что по истечении шести веков [т.е. тысячелетий] во дни века седьмого [тысячелетия], означаемого седьмою трубою, придет в исполнение все предреченное Святыми Пророками» (глава 28), на основании чего можно предполагать о написании этого произведения в самом конце шестого тысячелетия от Сотворения мира, иначе говоря, в конце V века н.э. Возможно, именно ожидание скорого Конца света стало одним из побудительных мотивов для написания книги.

Ряд исследователей датируют «Толкование» Андрея шестым-седьмым веком. Такое сомнение продиктовано наличием в тексте заочной полемики с «Толкованием» Ойкумения, которое создано около 600 года. Однако, как отметил Вячеслав Макарцев, текст «Толкования на Апокалипсис» Андрея Кесарийского существует в двух редакциях – короткой и длинной. Длинная редакция «Толкования», по видимому, создана несколько позднее короткой редакции V века путем вставок в текст; авторство этих позднейших вставок пока находится под вопросом (см. Макарцев В. Две греческие рукописи архиепископа Андрея Кесарийского). Поэтому омоложение датировки «Толкования» не вполне обосновано.

Книга сочетает два подхода. Прямое толкование образов Апокалипсиса, главным образом, заимствовано из творений ранних отцов Церкви. Там же, где Андрей Кесарийский берется толковать самостоятельно, предпочтение отдается аллегорическому методу. О своем труде автор пишет: «…Мы приступаем к изъяснению виденного блаженным Богословом не как постигшие глубину сокрытого в нем духа, ибо не осмеливаемся и не имеем в виду даже изъяснить всего сказанного в буквальном смысле, но желаем только дать упражнение уму в дальнейшем стремлении, презрении, как непостоянного, настоящего и желании будущего, как вечного…» (Предисловие).

Эклектичность построения материала иногда приводит к некоторым нестыковкам. Например, Андрей Кесарийский толкует главу 12 Откровения Иоанна традиционно, полагая, что низвергнутый на землю Диавол преследует Церковь (глава 35). В то же время он сам себе противоречит в другом месте, утверждая о пребывании скованного Диавола в бездне (глава 60). Но может ли Сатана быть сразу в двух местах – и на земле и в бездне? И может ли Сатана находиться сразу в двух состояниях – быть скованным и заключенным, но одновременно с этим быть также свободным для преследования Церкви?

Но все же достоинств у книги гораздо больше, чем недостатков. Не случайно она стала образцом для многих последующих комментаторов Апокалипсиса. Во всяком случае каждый православный толкователь если не процитирует, то непременно сошлется на книгу Андрея Кесарийского.

По этой же причине «Толкование на Апокалипсис» Андрея Кесарийского должно находиться в библиотеке всякого христианина, изучающего Откровение Иоанна Богослова.